Перейти к контенту →

Смерть. Медитация. Жизнь.

Я вернулся из Азии 23 февраля. Это было самое долгое отсутствие за последние годы. Ровно три месяца. 

СЛУШАТЬ АУДИО-ВЕРСИЮ

Время прослушивания 12 мин.

50 дней ретрита

Когда уезжаешь в Азию, многие желают тебе «хорошо отдохнуть». Уже много лет «отдых» для меня не отличается от «работы». Я летел из Москвы в Мьянму медитировать в монастырь. Не загадывал насколько, столько сколько смогу. Получилось 50 дней.

Прошлый год был странным. Я прилично «завяз». Не смотря на обычное для меня обилие идей, в сердце не находилось энергии действия. Решение поехать в монастырь раньше и медитировать дольше во многом было обусловлено этим . 

50 дней медитации сделали мой ум мягче и сильнее. Это ценное сочетание, которое позволяет не возвращаться к старым ошибкам. Ты лучше видишь направление жизни. Ты становишься сильнее и спокойнее.

Медитация на холмах Саганг, Мьянма

После ретрита в начале февраля я повёз первую русско-украинскую группу показать Мьянму. Поездка включала в себя 4 дня жизни и медитации в монастыре. 

Я рекомендую каждому, кто стремится медитировать регулярно, хотя бы раз в жизни поехать тренировать ум в монастырь.

Баган, храм Ананды

После того как я нашел школу Сун Лун Випассана медитации (СВМ) и начал серьезно медитировать, мне открылась иная жизнь. Я встретил много потрясающих людей, увидел более ясный способ жизни, основанный на иных мотивах. 

Сун Лун Випассана — почти неизвестная за пределами Мьянмы школа медитации, представляет собой мощнейшую технику трансформации сознания, характера, качеств человека и всей его жизни. 

Ближайший ретрит-обучение состоится 10 марта.

Подробнее.

Покидая Москву, я взял обратный билет на 24 марта. Но после ретрита решил прилететь раньше. 

Обменять билет было непросто. Билеты «не космической» стоимости были только после 25 февраля, но я хотел лететь сразу по окончанию тренинга в Таиланде 22-го. Пришлось сдавать билеты и покупать у другой компании. Зато я возвращался в Москву в субботу 23 февраля.

Мама

Мама в дни моего возвращения лежала в больнице после очередной и привычной для нас мини-операции. Как говорили врачи, операция была несложная. Никто из близких сильно не волновался. 

Мама, около 30 лет

Перед самолетом у меня поднялась температура. Я летел почти без сил и… на меня накатывали слезы. Слезы сопереживания, любви, слезы внутренней боли. Слезы понимания неизбежности расставания с самыми любимыми людьми. 

Такое стало случаться. 

Когда ты долго медитируешь, начинаешь видеть гораздо более явно боль в себе и в других. Даже если люди сами всеми способами пытаются ее не замечать и избегать. 

В аэропорту набрал маме. Операция была вчера. Чувствовала она себя хорошо. Была, как обычно, на позитиве, стремясь выписаться из больницы как можно скорее:

Я бы поехала домой сегодня, но придется в понедельник, чтобы получить больничный, — в своём стиле сообщила мне мама.

Мы прекрасно поболтали, как обычно пошутили над характером нашей тети: маминой сестрой, очень любимым и близким для нас человеке. Она тоже работает учителем, но учителем музыки в Калужской области. 

Мы договорились, что я заеду утром в понедельник в больницу, когда она будет выписываться, и мы вместе где-нибудь посидим. 

В воскресенье я ей не звонил. Была высокая температура. Когда я почувствовал, что она спала, мне захотелось убраться, чтобы быстрее обжиться, вновь сделать «пещеру своей» после долгого отсутствия.

Понедельник 25 февраля 2019 года

В понедельник в 8:30 я написал в вотсапе: Мамуль, во сколько тебя забрать? 

Ответа не было. Но я не волновался. 

В 9 утра раздался звонок. Это был врач. Он сообщил, что мама в очень тяжёлом состоянии и нужно приехать в больницу.

Насколько тяжелом? — спросил я.

Почти без шансов… Приезжайте к 11, когда начнется время посещения. 

Я сказал, что приеду, а сам не понимал, что и с кем все это происходит.

Медитация 

В последний год я замечал, что мама начинает стареть. В ее глазах стало больше страдания и… мягкости. Мы стали еще ближе и более открыты. 

Мама в год смерти.

В глубине сердца я чувствовал, что маме оставалось не так много, но я никогда не мог предположить, что настолько. Ей всего 69. Я был почти уверен, что лет семь ещё есть.

С 2014 года я почти все свободное время проводил в монастыре в Мьянме. Мои близкие, мама и тетя, не очень понимали, что это, для чего. Для них «Мьянма, монастырь, медитация, монахи» были чём-то чужим, далеким и плохо понимаемым. Может быть, немного враждебным. 

Они давно «смирились» с моим «иным» образом жизни, моими интересами, увлечениями и занятиями. Но мои частые поездки (в эти четыре года я был в монастыре больше 10 раз) медитировать в монастырь, думаю, вносили тревогу в их сердца.

Я звонил маме по видео-связи из монастыря не один раз. Рассказывал о жизни в нем, показывал монастырь, свою комнату. Помню, один из последних разов, слово за слово, я начал маме объяснять, что найденная медитация — это самая ценная находка в моей жизни. Я рассказал, что медитирую, чтобы уменьшить количество и интенсивность возникновения негативных состояний: жажды и разочарований, раздражения и беспокойства, страха и глупости. Что медитация дает мне покой в сердце и смелость… даже перед лицом смерти. 

Ей было интересно. Думаю, что это был самый детальный разговор о медитации с мамой. Некоторые моменты её сильно заинтересовали: о важности подготовки человека к смерти и важности спокойного и ясного ума в жизни. Я видел у нее интерес. 

У мамы были сильные боли, которые она тщательно скрывала от всех. Она никогда ничего не рассказывала, и я не знал деталей, но видел, что боль стала частым, даже не гостем, а близким ее товарищем. Ей становилось сложнее заглушать боль работой, шутками, отвлекаться на новые планы и поездки с учениками, которые она так любила.

Я приехал из Азии на месяц раньше. Мне очень хотелось ее увидеть и обнять. Звонок врача застал меня врасплох. Но я повторял:

  • Нет, не может быть, еще не время… 

Смерть 

Я понимал, что нужно сообщить близким: брату и сестре маме. Брату я позвонил первым. Он был в шоке и не понял до конца… не хотел понимать.

Самое сложное было позвонить тете Тане. У неё никогда не было семьи. Мы были ее семья, а мама была самым близким человеком. Первым человеком в её жизни. 

Слова врача о том «что шансов почти нет», я отбрасывал, я не хотел думать об этом. Но сообщить тете важно было сейчас. Но как это сделать. 

Я набрал тете и сказал, что врач просил приехать, так как мама в тяжелом состоянии. 

Я чувствовал этот тягостный шок на другом конце телефонной линии. 

⁃ Саша, я приеду, — с комком в горле сказала Тетя.

⁃ Я закажу тебе такси и встречу у больницы.

Я поехал в больницу. Сердце сжималось. Но последние годы научили меня лучше управлять своими состояниями. Я просто держал ум на сидении в такси, шагах до больницы, поднимании по лестнице… чтобы не возникали мысли. 

Где есть мысль, там будет страдание.

Я зашёл к врачу и услышал то, во что не хотел верить. 

Мама ушла. 

Жизнь и путь

Эта неделя была сложная. Помогали отвлечься дела по приготовлению к погребению. 

Потом наступил день похорон. Мы отпевали маму в церкви. 

Церковь была почти заполнена. Мне говорили, что она вмещает 500 человек. 

Были взрослые, в основном ее коллеги по работе. Я был поражён количеством детей-учеников. Сотни детей, пришедших проститься с мамой, создавали пронзительное сочетание: мама, смерть и будущая, только-только расцветающая, жизнь. Мое сердце сжималось, и слезы невозможно было сдерживать.

Мама проработала учителем Русского языка и литературы 52 года: с 17 до 69 лет без перерыва до последней операции. Она всегда брала количество часов, большее, чем стандартная ставка. Сколько я помню, когда приезжал или звонил ей, она всегда проверяла тетрадки.

Несколько лет назад за полвека работы ей дали одну единственную грамоту от Министерства образования… Такое отношение к учителю и в целом к человеку в России.

Учитель — это человек, создающий будущее страны и людей. Это одна из самых светлых профессий. 

Ты общаешься с детьми, сердца которых чисты и открыты жизни. Детские сердца восприимчивее, отзывчивее, светлее и радостнее. Это не может не влиять и на преподавателя, независимо от того, молод он или нет. 

Диалог молодости и смерти, детей, начинающих жизнь, и ушедшего человека. 

Это не может не изменить.

Так возник для меня еще один важный смысл, ведь я тоже преподаватель. 

Нести людям самое высокое Знание, которое я нашел за свою жизнь. Это мой путь, в котором я наследую маме и Учителям. 

Неземной Баган, Мьянма

Приглашение на медитацию

Обучайтесь самому ценному Знанию и практике.

Медитация не имеет идеологии. Медитация — это тренировка ума. Как сказал один из моих Учителей Саядо У Виния:

«Если вы христианин и медитируете, вы становитесь лучшим христианином. Если вы мусульманин и медитируете, вы становитесь лучшим мусульманином».

Это мощная и действенная медитация. Медитация, дарующая радость, покой, силу, мудрость и знание: Сун Лун Випассана медитация.

Опубликовано в Истории